Андрей Шугаев -

Автор Анастасия Целых, "Секрет фирмы"
Что касается факта физического насилия в отношении Разлуки, программисту следует обратиться в полицию с заявлением о возбуждении в отношении «обидчика» уголовного дела, советует адвокат, зампредседателя МКА «Клишин и партнёры» Андрей Шугаев.
 
«Налицо факт нанесения побоев. И в рамках закона должна быть проведена доследственная проверка с целью установления всех обстоятельств совершения данного преступления», — сказал Шугаев.

Россиянин с трудом прижучил компанию, где начальник распускал руки
Программист не сработался с начальником. Один из конфликтов закончился рукоприкладством: шеф ударил айтишника кулаком по лицу. Сотрудник не стерпел обиды и в тот же день уволился, но вскоре передумал и решил через суд восстановиться на работе. И взыскать с работодателя зарплату за время отсутствия в офисе. Почему суды поддержали драчливого зама и как ВС восстановил права пострадавшего программиста, читайте в разборе «Секрета».
  
Автор Анастасия Целых, "Секрет фирмы"
 
Зимой 2018 года москвич Арсен Разлука* устроился программистом в одну из местных компаний. Но спокойно отработать удалось не больше полугода: уже летом 2019-го начальник заявил айтишнику, что не хочет иметь с ним никаких дел, и предложил уйти из фирмы по собственному желанию.
 
Разлука увольняться не хотел. Тогда шеф создал все условия, чтобы программист ушёл сам: лишил зарплаты и премии, отключил учётную запись и отправил на внеочередную аттестацию (всё это по словам самого программиста). Дошло до того, что несговорчивый сотрудник начал получать от начальства угрозы.
 
От слов начальство быстро перешло к делу: во время очередного конфликта в офисе шеф ударил Разлуку по голове. Программист зафиксировал побои в травмпункте и написал на работе два заявления. Первое — об увольнении по собственному желанию в связи с нарушением со стороны руководства трудовых прав. А второе — о расследовании травмы на производстве. После мужчина ушёл на больничный.
 
* Имена героев изменены
 
Как дело дошло до суда
Оказавшись безработным, Разлука понял, что зря поддался эмоциям, и решил восстановиться на работе через суд. В иске программист просил признать приказ о расторжении трудового договора незаконным, восстановить его на работе и выплатить зарплату с компенсацией морального вреда.
 
Все три судебные инстанции приняли сторону драчливого работодателя. Довод работника о том, что он написал заявление в состоянии аффекта, отвергли. Работодатель пояснил, что никто не заставлял программиста увольняться.
 
 
Информацию о том, что шеф отключил учётку программиста и не платил зарплату с премией, тоже отклонили. Первый факт опровергли свидетели, второй — представленные в суд расчётные листки. Разлука с позицией судов не согласился и обратился в ВС.
 
Почему за работника вступился ВС
Верховный суд указал, что нижестоящие инстанции не оценили значимые для этого дела обстоятельства:
 
хотел ли работник уволиться;
добровольно ли он написал заявление об уходе по собственному желанию.
Нижестоящие суды не обратили внимания на тот факт, что работник написал заявление об увольнении в день конфликта с дракой, пояснил ВС. В документе было написано «Прошу уволить меня по собственному желанию в связи с нарушением со стороны руководства моих трудовых прав», что может свидетельствовать о вынужденном уходе, указано в определении ВС.
 
ВС отменил все решения нижестоящих инстанции, направив дело на пересмотр. И указал, что суду следует проверить все доводы истца о физическом и психологическом принуждении к увольнению.
 
Россиянин с трудом прижучил компанию, где начальник распускал руки
Что о деле думают юристы
Опрошенные «Секретом» юристы указывают, что в своём определении ВС РФ ещё раз подтвердил ранее установленный курс на защиту прав работников. В то время как суды нижестоящих инстанций попросту проигнорировали заявление о получении работником травмы на производстве, материалы медицинского освидетельствования и обращения в правоохранительные органы, и заявление об увольнении с оговоркой «...в связи с нарушением со стороны руководства моих трудовых прав».
 
 
«Первая инстанция обязана была проверить все эти факты, документы и дать им правовую оценку. Однако суд ограничился формальным подходом, что возможно, как правило, если истец пассивен, невнятно или неквалифицированно защищает свои интересы, не участвует в процессе или "ошибся" с выбором представителя», — указал руководитель отдела корпоративной практики Crowe CRS Legal Сергей Казаков.
 
После нового рассмотрения дела работника, вероятнее всего, восстановят на работе или признают увольнение незаконным и обяжут работодателя выплатить компенсации, полагает Казаков.
 
Что касается факта физического насилия в отношении Разлуки, программисту следует обратиться в полицию с заявлением о возбуждении в отношении «обидчика» уголовного дела, советует адвокат, зампредседателя МКА «Клишин и партнёры» Андрей Шугаев.
 
«Налицо факт нанесения побоев. И в рамках закона должна быть проведена доследственная проверка с целью установления всех обстоятельств совершения данного преступления», — сказал Шугаев.
 
На месте сотрудника наилучшим вариантом было бы написать заявление на обидчика в частном порядке без привязки к производственной травме, соглашается Светлана Краснянская, руководитель HR службы Юридической группы «Яковлев и партнёры».
 
Что делать россиянам в похожей ситуации
 
Стоит фиксировать каждое незаконное действие работодателя, рекомендует Казаков: подавать (направлять) заявления, получая отметки о том, что оппоненты заявления (обращения) получили.
 
Корректно и тщательно собирать допустимые и относимые доказательства незаконных действий, включая незаконные действия работодателя.
 
При необходимости обращаться в прокуратуру, ГИТ, а не только к работодателю (особенно в случае получения травмы на производстве).
 
Защищать свои права, в том числе в суде, настойчиво, а при отсутствии возможности это делать лично — выбирать квалифицированных представителей.