EnRu

+7 (495) 974-73-10

Человек и закон: Мы прежде всего – российские адвокаты

На вопросы журнала отвечает директор юридической фирмы "Клишин и партнеры" Алексей Александрович Клишин (беседу ведет Лариса Петухова).

  • Юридическая фирма "Клишин и партнеры" стала одной из первых частных адвокатских контор. Уже не один год Вы действуете на российском и международном рынке юридических услуг. Где труднее работать – здесь, у нас, или "там", у "них"? И сильно ли отличается деятельность зарубежных коллег от нашей?

Алексей Александрович КлишинМы, действительно, давно работаем на нашем рынке. Собственно, с того времени, как только этот рынок возник. Наша практика на международном, уровне невелика, хотя каждый год она становится все более обширной. Это участие в международных арбитражах, переговорах, международных проектах и все более активное привлечение наших адвокатов к практическим конференциям, выработке рекомендации для международных организаций, подготовка замечаний для международных финансовых институтов и т.п.

При этом мы – прежде всего российские адвокаты, специалисты по российскому законодательству, и именно в этом качестве мы конкурентноспособны и полезны нашим клиентам.

Коллегия открыла три юридические консультации: во Владимире, Чебоксарах, Перми. Сделано это для того, чтобы адвокаты на местах могли удовлетворить потребности клиентов с учетом углубляющейся специфики регулирования хозяйственной деятельности в регионах. Уверен, что этот процесс будет продолжаться.

Что касается практики наших зарубежных коллег, то она, в целом, основана на тех же принципах, что и наша. Основное формальное отличие в том, что иностранные юристы не могут действовать в форме коллегий адвокатов, а вынуждены решать эту проблему иначе, что, естественно, имеет свои особенности. С недавнего времени введен порядок лицензирования деятельности юристов. Это, видимо, также касается иностранных юридических фирм, но не затрагивает нас.

Вообще, отношения с иностранными коллегами самые добрые, мы стараемся конкурировать в максимально корректных формах, зачастую помогаем друг другу и всегда пытаемся перенять то лучшее, что имеется в деятельности коллег.

  • Вот уже не один год идут споры вокруг проекта Закона об адвокатах. Пожалуй, ни об одном законопроекте не спорили так много, как об этом. А тем временем деятельность адвокатов регулируется устаревшими правовыми актами, не отражающими тех преобразований, которые произошли и продолжают происходить сегодня в России. Не мешает ли это Вашей работе?

Отсутствие закона или иного нормативного акта, регулирующего деятельность адвокатов в новых условиях, нашей работе не очень мешает. И в прежние годы статус адвокатуры и адвоката был своеобразен. Коллегии адвокатов существовали в форме общественных организаций, а участие адвокатов в процессе регулировалось специфическими нормами, обеспечивавшими формальную независимость и иные необходимые атрибуты.

Другое дело, что в современных условиях адвокаты действуют по гораздо более широкому кругу вопросов: консультируют фирмы, участвуют в переговорах, представляют своих клиентов в государственных органах и т.д.

Периодически приходится сталкиваться с тем, что имеющегося нормативного материала, регулирующего нашу деятельность, не хватает, однако пока больших неудобств по этому поводу не возникало.

  • На чем же все-таки следует остановиться законодателю: на коллегиях, частнопрактикующих адвокатах или таких фирмах, как Ваша?

Мы действуем в форме Московской городской коллегии адвокатов, зарегистрированной в Министерстве юстиции России, и в соответствии с решением Правительства Москвы. Специфика адвокатской деятельности заключается в том, что адвокат всегда должен нести персональную ответственность за свои действия и выступать в конечном счете от своего имени. В связи с этим для юридических фирм не подходит любая из существующих организационно-правовых форм, связанная с ограничением ответственности, – ТОО, АОЗТ и т.д. Существование в форме коллегии адвокатов имеет один недостаток – организационно-правовая форма объединения адвокатов для совместной деятельности смешивается с формой объединения адвокатов для решения общих профессиональных задач – общественной организацией.

В будущем законе, видимо, был бы смысл точно определить, что же такое коллегия – первое или второе, и затем привести существующие организационно-правовые формы в соответствие с законодательством.

  • Что от этого выиграет рядовой обыватель?

Не буду углубляться в эту тему, поскольку она имеет значение в основном для самих адвокатов. С точки зрения выигрыша для рядового обывателя, я думаю, приемлемо все, что делает работу адвоката более эффективной и, главное, более ответственной.

  • На сегодняшний день существует два проекта Закона об адвокатах. Какому из них Вы отдаете предпочтение и почему? Или, на Ваш взгляд, нужен синтез этих двух проектов?

Существует не два и не три проекта Закона, касающихся адвокатской деятельности. Дело не в их количестве и не в названиях. Отличие позиций разработчиков, если сформулировать коротко, заключается в том, что одни пытаются сконструировать полугосударственную вертикальную систему, в рамках которой можно было бы получить контроль за лицензированием и самой деятельностью адвокатов. Другие же настаивают на том, чтобы адвокатская деятельность строилась на началах независимости, а прерогативы контроля принадлежали общественным объединениям самих адвокатов и ограничивались вопросами лицензирования, профессиональной этики, защиты прав адвокатов и т.д., но не в коем случае не давали бы возможности монополизировать эту сферу и ограничить независимость адвокатов.

  • Какие нормы проекта (проектов) кажутся Вам, если можно так выразиться, наиболее привлекательными? Как они повлияют на деятельность адвокатов и на качество юридической помощи?

Во всех имеющихся проектах содержатся нормы, защищающие адвоката от возможных самоуправных действий представителей правоохранительных органов. Считаю, что эти нормы имеют большое значение, поскольку сегодня адвокаты не всегда могут чувствовать себя полностью защищенными. Кроме того, меня полностью удовлетворяют те положения законопроектов, которые предусматривают обложение налогом прибыли, получаемой адвокатом индивидуально, а не выручки объединений адвокатов. Такая постановка вопроса органично вытекает из статуса таких объединений, которые являются своего рода неприбыльными организациями.

  • От каких моментов проекта (проектов) стоило бы отказаться и почему? И чтобы Вы сами как ученый вписали бы в проект?

Те проекты, которые имеют целью восстановить монопольное положение коллегий адвокатов, организуемых по принципу "один регион – одна коллегия", неприемлемы. Будучи порочными по существу, в современных условиях они порочны вдвойне. Я считаю, что в итоговом проекте необходимо более четко определить особенности правового статуса объединений адвокатов, решить вопросы обязательного страхования их профессиональной ответственности.

  • Как Вы полагаете, после принятия Закона об адвокатах улучшится ли качество правовой помощи?

Не думаю, что принятие закона автоматически повысит качество предоставляемых адвокатских услуг, но определенно создаст основу для этого.

Источник: "Человек и закон" № 12, 1995 г., с.80-82

Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на источник.