EnRu

+7 (495) 974-73-10

Дмитрий Васильченко - Коммерсанту: "Формулировка "шпионское средство" требует доработки

Электроника опасается разоблачений

Производители техники дали свое определение шпионским средствам

26.07.2018

Производители электроники присоединились к критике предложенного ФСБ определения шпионских средств, за незаконный оборот которых предусмотрена уголовная ответственность. Они предлагают уточнить законопроект, распространив его только на намеренно замаскированные производителем устройства для записи информации. Но и такая формулировка на практике может оказаться слишком расплывчатой, предупреждают юристы.

Ассоциация торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники (РАТЭК), среди членов которой — Canon, Dell, Intel, IBM, LG, Nikon, «Эльдорадо», «М.Видео» и другие компании, 16 июля направила письмо (копия есть у “Ъ”) в научно-техническую службу ФСБ с предложением изменить предложенное в законопроекте службы определение шпионских средств.

Проект ФСБ, определяющий, что можно считать «специальными техническими средствами для негласного получения информации», появился в начале июля. О необходимости законодательно закрепить такое определение заговорили еще в 2017 году после возбуждения уголовного дела на курганского фермера, который приобрел GPS-трекер для коровы со скрытым микрофоном. В декабре об этом сообщили президенту Владимиру Путину во время его пресс-конференции, а в марте уголовное дело закрыли.

«Конкретизировать термин необходимо. Но предложенная ФСБ формулировка нечеткая, потому что под нее может попасть широкий круг оборудования, его производителей, продавцов и пользователей, которые могут понести уголовную ответственность»,— поясняет директор по связям с общественностью РАТЭК Антон Гуськов. По мнению ассоциации, «шпионскими средствами» надо считать приборы и устройства, которым «с целью скрытного получения информации намеренно придан внешний вид изделий, предназначенных для выполнения функций, не связанных с получением информации». Кроме того, неправильно относить к шпионским средствам софт, так как сам по себе он не может выполнять каких-либо функций, не будучи связанным с техническим средством, указано в письме. Наконец, ответственность за создание, распространение или использование вредоносных компьютерных программ установлена в отдельной статье УК, а значит, и ответственность за его оборот следует при необходимости устанавливать в ней же, считают производители электроники.

Ранее “Ъ” сообщал, что законопроектом недовольны и в совете ТПП РФ по развитию информационных технологий и цифровой экономики. Там считают, что под предложенное ФСБ определение подпадают системы мониторинга взлома программ, которые используют разработчики. Впрочем, с этим согласны не все участники отрасли: по мнению некоторых из них, если прописать использование таких «закладок» в лицензионном соглашении, то оно не будет тайным, а значит, и закон нарушен не будет.

Предлагаемая производителями электроники формулировка тоже требует пояснения или доработки, потому что в ней расплывчато обозначены важные моменты, считает зампред президиума «Клишин и партнеры» Дмитрий Васильченко. «Например, судя по формулировке, обычный смартфон можно отнести к специальным техническим средствам, предназначенным для негласного получения информации. Ведь он внешне совсем не выглядит как шпионский гаджет, но при этом имеет функции звукозаписи, в том числе скрытой, на диктофон»,— поясняет господин Васильченко.

РАТЭК фактически предлагает считать шпионскими средствами только те устройства, которые маскируются под предметы, не имеющие подобных функций, отмечает партнер компании «НАФКО-Консультанты» Ирина Мостовая. Следуя этой логике, вне закона окажутся, например, замаскированные под канцелярские приборы прослушивающие устройства, а вот незамаскированные — уже нет. Хотя вне зависимости от наличия маскировки эти предметы выполняют одну и ту же функцию — негласное получение информации. Такое определение, резюмирует госпожа Мостовая, не отвечает целям законодателя.

Кристина Жукова

Газета "Коммерсантъ" №131 от 26.07.2018, стр. 7