Адвокату предоставят доступ к медицинским сведениям, касающимся его подзащитного, если разрешение клиента на это будет заверено должностным лицом

Определение Конституционного Суда РФ от 31 мая 2022 г. N 1142-О

КС РФ не вступился за адвоката, которому отказали в доступе к медицинским сведениям о его подзащитном - от последнего у адвоката было соответствующее разрешение, однако медорганизация ФСИН усомнилась в подлинности согласия пациента и не удовлетворила адвокатский запрос. Суды, в которые адвокат предъявил административный иск к больнице ФСИН, также ему отказали.

Адвокат обратился в КС РФ с требованием проверить конституционность ряда статей Закона об основах охраны здоровья граждан (о врачебной тайне и ИДС), однако Конституционный Суд не усмотрел оснований для принятия жалобы к рассмотрению:

- суды признали законным отказ в предоставлении медицинских сведений о пациенте по адвокатскому запросу, потому что приложенное к нему согласие пациента (обвиняемого по уголовному делу) на предоставление медицинских сведений о себе не расценивалось медицинской организацией как подлинное;

- это произошло потому, что подзащитный не направил такое согласие самостоятельно (внутри системы ФСИН) и не удостоверил его у уполномоченного должностного лица (у начальника места лишения свободы);

- вместе с тем суды отметили, что после надлежащего заверения данного согласия соответствующие сведения адвокату были предоставлены;

- между тем разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, допускается с письменного согласия гражданина. Такое регулирование, как направленное на создание универсального механизма защиты права каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и обеспечение действенности конституционного запрета на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия, не может рассматриваться как нарушающее какие-либо права заявителя, в деле с участием которого суды отметили, что административным ответчиком были предоставлены запрашиваемые медицинские сведения о пациенте после получения достоверной информации о подлинности волеизъявления гражданина о его согласии на разглашение сведений, составляющих врачебную тайну.