Андрей Шугаев - РБК об избрании мер пресечения Мансурову

Адвокат, заместитель председателя межтерриториальной коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев отметил, что дела по ч. 5 ст. 219 УК РФ относятся к категории особо тяжких преступлений и избрание мерой пресечения Мансурову домашнего ареста «вызывает определенные сомнения в правомерности».

 

Владельца уфимской «Фирмы СУ-10» задержали за дачу взятки в 30 млн рублей

Останкинский районный суд Москвы 24 марта отправил бенефициара уфимской «Фирмы СУ-10» (входит в ГК «СУ-10») Валерия Мансурова под домашний арест на два месяца. Бизнесмена обвиняют по ч. 5 ст. 291 УК РФ в даче взятки в размере 30 млн рублей сотруднику налоговой, максимальное наказание по этой статье — лишение свободы до 15 лет.

Как следует из материалов суда, налоговая служба в ходе выездной проверки в отношении ООО «Фирма СУ-10» за период с 2017 по 2019 годы установила, что руководством и бенефициаром компании был организован незаконный уход от налогов путем создания фиктивного документооборота при реализации нацпроектов «Здравоохранение», «Образование» и «Демография». Налоговыми органами в отношении компании были доначислены 658 млн рублей НДС и налога на прибыль организаций.

По версии следователей, обвиняемый и супруга одного из учредителей компании, чтобы уменьшить указанную доначисленную сумму, решили дать крупную взятку сотрудникам налоговой. В период с 15 декабря 2021 года по 18 января 2022 года Валерий Мансуров в ходе встреч с представителями ФНС предложил им 40 млн рублей, сотрудники налоговой сообщили об этом в ФСБ России, значится в материалах суда. Мансурова задержали 22 марта при передаче части взятки в размере 30 млн рублей заместителю начальника Межрегиональной службы по централизованной обработке данных № 4 в Москве.

Следствие ходатайствовало в суде об аресте трех автомобилей Мансурова и изъятых у него 30 млн рублей, суд поддержал ходатайство. При избрании меры пресечения обвиняемый и его защитник не возражали против домашнего ареста, однако просили разрешить ему прогулки и не запрещать телефонные переговоры. Суд не удовлетворил эти требования.

«Рассматривая ходатайство стороны защиты о разрешении нахождения вне места домашнего ареста — прогулок, суд не находит оснований для его удовлетворения, поскольку таковое повлечет за собой нецелесообразность применения меры пресечения в виде домашнего ареста, которая избрана с учетом данных о личности обвиняемого, его семейного положения, состояния здоровья и тяжести предъявленного ему обвинения», — говорится в постановлении Останкинского районного суда Москвы.

Адвокат, заместитель председателя межтерриториальной коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев отметил, что дела по ч. 5 ст. 219 УК РФ относятся к категории особо тяжких преступлений и избрание мерой пресечения Мансурову домашнего ареста «вызывает определенные сомнения в правомерности».

«Полагаю, что вышестоящие судебные инстанции должны пересмотреть такое явно ошибочное и вызывающее кучу вопросов постановление Останкинского районного суда Москвы. С учетом тяжести совершенного гражданином Мансуровым преступления он должен быть безусловно заключен под стражу. Не сомневаюсь, что Мосгорсуд "поправит" весьма странное постановление указанного районного суда», — сказал Шугаев.