Андрей Шугаев -Коммерсанту: Возмещать ущерб придется самому Абызову.

Возмещать ущерб придется, видимо, самому Абызову и другим фигурантам дела. Следствие добилось ареста их активов на 37 млрд руб., в том числе двух итальянских вилл, связанных, по его мнению, с бывшим министром открытого правительства. Рекордными по этому делу будут не только претензии и обеспечительные меры, но и сроки, говорит зампредседателя межтерриториальной коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев:

«Это особо тяжкие преступления. Думаю, здесь сложения приговоров не будет.

Радио «Ъ FM»
21.01.2022, 11:29
Михаила Абызова довели до прокуратуры
Какое развитие получило дело экс-министра
Дело Михаила Абызова направлено с обвинительным заключением для передачи в суд, сообщил Следственный комитет России (СКР). Бывшему министру по вопросам Открытого правительства грозит до 20 лет, но приговор вынесут не скоро. На скамье подсудимых, помимо него, окажутся 11 человек. Абызова арестовали в марте 2019 года, уже почти три года он находится в СИЗО. В декабре Мосгорсуд продлил срок ареста до 25 марта. Как получилось, что дело экс-чиновника заняло 800 томов? Об этом — Иван Корякин.

Фото: Пресс-служба Мосгорсуда
 
Деловая и политическая карьера Михаила Абызова, равно как и его уголовное дело, — череда рекордов. В 23 года он забирал активы за долги в Новосибирской области, а в 25 был бенефициаром главной энергокомпании региона. И чувствовал себя довольно уверенно, вспоминает политолог из Новосибирска Алексей Мазур:

Почему Михаила Абызова ограничили в сроках ознакомления с материалами дела
«Все знали, что реальным бенефициаром "Сибэко", бывшего "Новосибирскэнерго", является именно Михаил Абызов. А с этой компанией были всякие проблемы, связанные с тарифообразованием. От бизнеса часто можно было слышать, что получить технические условия на подключение очень дорого, то есть, грубо говоря, нужно было заплатить большие деньги за то, чтобы тебе дали возможность подключиться к сети при строительстве».

 
Уже тогда это вызывало вопросы. «Государство лишилось права участвовать в управлении предприятием стратегической отрасли — энергетики»,— говорилось в материалах уголовного дела против руководства Новосибирской области. Его вскоре закрыли, и в запасе у Абызова, хотя он и проходил по нему свидетелем, оказалось еще 18 лет.

Как изменилась практика наказаний нарушителей антикоррупционного законодательства
Читать далее 
За это время были десятки компаний, фондов, офшоров и сделок. Например, в 2018 году экс-чиновник продал свои акции «Сибэко» за 32 млрд руб. И все бы ничего, если бы не пост федерального министра. Это лишь один из эпизодов уголовного дела на 800 томов против Абызова и его 11 сообщников. Набор статей, по которым их обвиняют, впечатляет, говорит партнер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов:

«Тут и коммерческий подкуп, и 210 статья об организации, создании и участии в преступном сообществе, 159 о мошенничестве, а также легализация преступно нажитого. Естественно, сумма тоже достаточно значимая. В СМИ пишут о доходе в размере 32 млрд руб. Объемы хищений тоже значительные. Поэтому могу сказать только одно: дело само по себе должно быть объемное, значимое и подвержено оперативному сопровождению. На одних свидетельских показаниях такую конструкцию обвинения выстроить вряд ли возможно».

Бывший агробизнес Михаила Абызова выставлен на продажу
4 млрд руб. Абызов, как считает следствие, похитил и вывел в офшоры в 2014 году, когда его «Сибэко» купила компании, которые за несколько лет до этого от нее же и отделились. Возмещать ущерб пришлось бы жителям Новосибирска, но они вышли на митинги, продолжает Алексей Мазур: «В 2016 году было принято решение поднять сразу на 15% тарифы на ЖКХ, на тепло в частности. Люди выходили на площадь, возмущались. В результате губернатор [Владимир] Городецкий, как это решение принял, так и отменил».

Возмещать ущерб придется, видимо, самому Абызову и другим фигурантам дела. Следствие добилось ареста их активов на 37 млрд руб., в том числе двух итальянских вилл, связанных, по его мнению, с бывшим министром открытого правительства. Рекордными по этому делу будут не только претензии и обеспечительные меры, но и сроки, говорит зампредседателя межтерриториальной коллегии адвокатов «Клишин и партнеры» Андрей Шугаев:

«Это особо тяжкие преступления. Думаю, здесь сложения приговоров не будет.

Скорее всего, будет поглощение одного другим, потому что максимальный срок по преступлениям, которые инкриминируются, и так до 20 лет лишения свободы. А что касается времени рассмотрения, на заседания суда надо будет ходить каждый день как на работу».

А их намечается, видимо, очень много. Дело той же «Седьмой студии» рассмотрели всего за 51 заседание, а в нем было 250 томов. Здесь же — 800. Михаил Абызов вновь идет на рекорд.