EnRu

+7 (495) 974-73-10

А. Клишин: Некоторые вопросы права собственности в период перехода к рыночной экономике в Российской Федерации

С начала рыночных реформ перед отечественным законодателем встал вопрос о формировании целостной концепции права собственности, свободной от идеологизированной, политэкономической трактовки.

Алексей КлишинНе следует забывать, что в советской юридической науке общепринятым являлось понимание права собственности в весьма специфических рамках, при исключительно критическом, негативном отношении к соответствующему законодательству наиболее развитых государств Запада. Долгие годы также было особенно модным не вспоминать и, естественно, абсолютно игнорировать свой достаточно богатый исторический опыт формирования и развития института собственности в России.

В постсоветском обществе определенное время отношение к собственности формировалось с учетом наших прежних представлений об этом важнейшем элементе жизни государства, общества и гражданина. Реальная трансформация наших представлений о собственности с нормальных цивилизованных позиций начала складываться в основном с принятием Конституции Российской Федерации и узаконением таких важнейших для любого общества и государства категорий, как: частная собственность на различные имущественные и неимущественные объекты, защита этой собственности всеми способами, установленными законом, предпринимательство и т. п., хотя следует отметить, что в России первые шаги в этом направлении начали предприниматься еще в середине 80-х годов 20-го столетия.

Декларирование Российским государством новой экономической политики, основанной на свободе предпринимательства, стабильности рыночных отношений может являться надежной гарантией укрепления института собственности в нашей стране, появления в сознании людей или сообществ людей твердого убеждения в том, что нажитое, приобретенное или полученное иным законным путем имущество не будет затем грабительски отобрано, изъято, раздавлено, выброшено на улицу: Многое здесь, бесспорно, зависит от права, закона, от тех правовых регуляторов — предписаний, установлений или запретов, — направленных на защиту собственности. Поэтому весьма актуальными представляются сегодня проблемы совершенствования правового регулирования собственности в переходный период.

Законодательное признание и нормальное, а не политэкономическое понимание права собственности, способно не только оградить имущественные интересы граждан и юридических лиц от произвольного вмешательства извне, в том числе, и публичной власти, но и стать достаточно эффективным средством формирования подлинного, независимого от государства гражданского общества, в условиях которого только и может существовать рыночное хозяйство и свободные граждане. Неудивительно, что за последнее десятилетие этому вопросу посвящено значительное количество научных исследований, теоретических и практических работ отечественных юристов. Можно констатировать, что основная часть этих научно-практических изысканий связана все же с особо популярными сегодня вопросами собственности различных коммерческих организаций, индивидуальных предпринимателей, физических лиц. Менее пристальное внимание, как нам представляется, обращено к вопросам собственности некоммерческих организаций, хотя проблема эта едва ли менее актуальная и более исследованная, чем те, которые связаны с коммерческими хозяйственными формированиями.

Происходящие в последнее десятилетие изменения, так или иначе, связаны с развитием многообразия организационно-правовых форм юридических лиц в целом и некоммерческих организаций в частности. В этой связи обращают на себя внимание некоторые пробелы в законодательстве, позволяющие, по нашему мнению, осуществлять деятельность, противоречащую самой природе некоммерческих организаций. Вместе с тем, ознакомившись с имеющимися в отечественной и зарубежной литературе подходами к регулированию права собственности юридических лиц и, в частности, некоммерческих организаций, можно констатировать, что оно на сегодняшний день имеет определенные пустоты, «белые пятна», которые и хотелось бы восполнить.

Рассмотрение таких проблем у юристов, как правило, предваряется рассмотрением более общих проблем, связанных с правовым регулированием вопросов собственности. Не будем и мы более оригинальными, чем наши предшественники и начнем с весьма риторического вопроса: какие сегодня существуют позиции по указанному кругу проблем и что же мы лично подразумеваем под термином "право собственности«?Так, иногда под правом собственности понимается делегирование суверенной власти, которая в современном обществе принадлежит государству, т. е. сторонники указанной концепции полагают, что право собственности исходит от государства (позитивистская концепция).

Сторонники другой концепции (концепция естественного права), полагают, что право собственности стоит над государством; подобное право не является властным полномочием государства, делегированным индивидом, но принадлежит к естественным правам индивидов, которые государство — для поддержания своей легитимности — обязано уважать. Все правовые системы на различных этапах своего развития выработали право собственности в интересах предотвращения или разрешения конфликтов вокруг ограниченных ресурсов. Профессор У. Маттеи приводит такой пример.

Гипотетическая ситуация А: Первая из сестер, назовем ее Кларой, не хочет поделиться игрушкой со второй сестрой. Гретой. Грета поднимает крик, желая получить игрушку. Гипотетическая ситуация Б: Клара физически завладевает игрушкой, силой или хитростью отобрав ее у Греты, Грета поднимает крик, добиваясь возвращения игрушки. Желающие восстановить мир родители оказываются перед выбором. Они могут посчитать, что, как следует из ситуации А, игрушка принадлежит Кларе, которая вправе сопротивляться домогательствам Греты. Или же, наоборот, могут посчитать что Клара воспользовалась игрушкой, принадлежащей Грете, и в силу этого принять плач Греты за праведный. В данном случае родители признают право личной собственности на игрушку и, как следствие этого, понуждают ту из сестер, которая таким правом не обладает, возвратить игрушку ее законному владельцу*.Опираясь на этот пример, профессор У. Маттеи подчеркивает, насколько право собственности не нуждается в существовании государства. В действительности, нормы права собственности являются весьма древними, более древними, чем сама идея государства.

Папуасы сиане считали, что личная собственность также неразрывно связана с человеком, как его тень. На Древнем Востоке вещь представлялась связанной, соединенной с человеком*. По «Русской правде» рабы, являющиеся несвободными, т. е. лишенными юридической личности, не имели вергельда, т. е. материального возмещения ущерба личности вместо расправы*. Согласно древнеримским обычаям личные вещи уничтожались со смертью хозяина*.Анализируя различные взгляды на понятие права собственности (древние, старые и современные), можно сказать, что в самом первом приближении собственность определяется как отношение индивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей.

Еще Аристотель высказывал мысль: «Собственность» нужно понимать в том же смысле, что и «часть». Часть же есть не только часть чего-либо другого, но и она вообще не мыслима без этого другого«*. То есть собственность по Аристотелю выступает как немыслимая без собственника его часть.

Собственность стоит в ряду таких ранее возникших понятий, как имущество, богатство, как бы просвечивающих через собственность; и хотя в современном юридическом словоупотреблении они используются нередко как синонимы, архаичные значения более древних понятий сказываются на собственности.

Из элементарного определения собственности следует, что собственность — это отношение человека к вещи. На одном полюсе этого отношения выступает собственник, который относится к вещи как к своей, на другом — несобственники, которые обязаны относиться к ней как к чужой. Раскрывая понятие права собственности можно выделить те элементы, которые ему присущи:

  • Собственности присуще волевое содержание, поскольку именно воля собственника определяет бытие принадлежащей ему вещи. Это значит, что все третьи лица обязаны воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на чужую вещь, а значит и на волю собственника, которая воплощена в этой вещи.
  • Собственность является общественным отношением, поскольку без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения собственника к ней как к своей.
  • Содержание собственности как общественного отношения раскрывается в процессе тех связей и отношений, в которые собственник вступает с другими людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ.
  • Собственность — это имущественное отношение, поскольку ему присущ материальный субстрат.

Воля собственника в отношении принадлежащей ему вещи выражается во владении, пользовании и распоряжении ею. Рассматривая право собственности в объективном и субъективном смысле, можно сказать, что в первом случае речь идет о юридическом институте -совокупности правовых норм, значительная часть которых, имея гражданско-правовую природу, входит в подотрасль вещного права.

Однако в сам институт права собственности включаются не только гражданско-правовые нормы; он охватывает все нормы права, закрепляющие, регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным лицам. Иными словами, это комплексный многоотраслевой институт права, в котором, однако, преобладающее место занимают гражданско-правовые нормы.

В субъективном смысле — это возможность определенного поведения, дозволенного законом управомоченному лицу.

Статья 35 Конституции Российской Федерации закрепляет в нашем государстве право частной собственности. За рубежом собственность определяется несколько по иному.

Так, статья 544 Гражданского кодекса Французской Республики гласит: «Собственность есть право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом, с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами».

По германскому Гражданскому уложению «Собственник вещи может, насколько тому не препятствует закон или права третьих лиц, обращаться с вещью по своему усмотрению и исключать других от всякого воздействия на нее»*.

Японская традиция определяет право собственности как полное господство над вещью.

Везде в развитом праве мы находим весьма простые понятия собственности. Что же касается наших традиций то, в российском законодательстве право собственности подразумевает под собой основанное на законе владение, пользование и распоряжение имуществом. Однако, можно сказать, что это свойственно лишь нашему национальному правопорядку.

Впервые это было закреплено в 1832 году в статье 420 т. 10 ч.1 Свода законов Российской Империи, откуда затем по традиции перешло и в гражданские кодексы 1922 и 1964 гг., Основы гражданского законодательства 1961 и 1991 гг., в Первую и Вторую части Гражданского кодекса Российской Федерации (ГК РФ).

Так например, в пункте 1 статьи 209 ГК РФ правомочия собственника раскрываются с помощью традиционной для русского гражданского права триады -владения, пользования и распоряжения. Под владением понимается основанная на законе возможность иметь у себя данное имущество. Под пользованием — основанную на законе возможность эксплуатации хозяйственного или иного использования имущества, путем извлечения из него полезных свойств, его потребления.

Распоряжение трактуется как возможность определения юридической судьбы имущества путем изменения его принадлежности, состояния или назначения.

Круг юридических лиц, выступающих в качестве собственников, очень широк. К ним относятся хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, ассоциации и союзы. Все юридические лица, о которых идет речь, подразделяются на коммерческие и некоммерческие организации, и, соответственно, наделяются либо общей, либо специальной правоспособностью, что самым непосредственным образом сказывается на содержании принадлежащего им права собственности, пределах и способах его осуществления.

Хотя набор правомочий остается неизменным (правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом), по своему содержанию и границам они далеко не одинаковы.

У коммерческих организаций, эти полномочия и по содержанию и по границам осуществления гораздо шире; возможности же некоммерческих организаций гораздо более узки.

Рассмотрим подробнее право собственности некоммерческих организаций в России на современном этапе.

Можно отметить, что в институт права собственности некоммерческих организаций включаются не только гражданско-правовые нормы, но и все нормы права, закрепляющие, регулирующие и защищающие принадлежность материальных благ конкретным некоммерческим организациям. К ним, следовательно, относятся не только соответствующие нормы гражданского права, но и определенные предписания конституционного и административно-правового характера, и даже некоторые уголовно-правовые правила, устанавливающие принадлежность имущества определенным лицам, закрепляющие за ними известные возможности его использования и предусматривающие юридические способы охраны прав и интересов собственников. Характеристику права собственности некоммерческих организаций следует начать с того, что все они, будучи юридическими лицами по Гражданскому кодексу Российской Федерации признаются собственниками. Право собственности некоммерческих организаций помимо Конституции и действующего гражданского законодательства, регулируется также и специальными нормативными юридическими актами, призванными восполнить или дополнить некоторые основополагающие положения этого законодательства (в частности, это законы о некоммерческих организациях, об общественных организациях, о профсоюзах, о потребительской кооперации, Положение об адвокатуре РСФСР и т. п.).

При этом Конституция и иные законы Российской Федерации прямо направлены на создание надежной правовой основы для нормального создания и функционирования некоммерческих организаций.

Так, статья 30 Конституции Российской Федерации провозглашает, что «каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». Указанный принцип «свободы выбора и свободы деятельности» заложен практически во всех нормативных юридических актах, регулирующих деятельность некоммерческих организаций, что следует признать правильным.

Как субъекты права собственности некоммерческие организации закрепляются в статьях 50, 116, 117 и 118 Федерального закона № 7-ФЗ от 8.12.95 «О некоммерческих организациях», Федеральном законе № 82-ФЗ от 14.04.95 «Об общественных объединениях», в законодательстве о профсоюзах, о потребительской кооперации, некоторых других. Субъектами права собственности некоммерческих организаций являются общественные и религиозные организации, фонды, государственные корпорации, некоммерческие партнерства, учреждения, автономные некоммерческие организации, объединения юридических лиц, потребительские кооперативы, коллегии адвокатов.

Следует иметь в виду, что правовой режим собственности вышеперечисленных организаций достаточно сильно разнится.

Так, потребительские кооперативы занимаются хозяйственной деятельностью, пусть и не направленной систематически на извлечение прибыли, в то время как общественные и религиозные организации главным образом общественно — политической, культурно просветительской и подвижнической деятельностью по утверждению в обществе принципов добра, социальной защищенности и справедливости. Целью же адвокатских сообществ, также выступающих субъектами права собственности некоммерческих организаций, являются исключительно правозащитные функции.

Некоммерческие организации не являются постоянными профессиональными участниками гражданского оборота, они выступают в роли самостоятельных юридических лиц в связи с необходимостью материального обеспечения основной, главной деятельности, не связанной с участием в имущественных отношениях. Именно эта основная деятельность и определяет их специальную (целевую) правоспособность.

Некоммерческие организации используют имеющееся у них имущество лишь для достижения целей, предусмотренных их учредительными документами; при этом такой целью не может быть получение прибыли и распределение ее между участниками. Ввиду указанных обстоятельств закон в большинстве случаев не предусматривает для этих организаций минимального размера уставного капитала, а также возможности банкротства.

Вопросы собственности некоммерческих организаций, как мы уже отмечали выше, регулируются, как правило, помимо норм гражданского законодательства специальными законодательными актами.

Так, некоммерческая организация, согласно Федеральному закону «О некоммерческих организациях» от 12 января 1996 г. может иметь в собственности или в оперативном управлении здания, сооружения, жилищный фонд, оборудование, инвентарь, денежные средства в рублях и иностранной валюте, ценные бумаги и иное имущество. Некоммерческая организация может иметь в собственности или бессрочном пользовании земельные участки.

Источниками формирования имущества некоммерческой организации в денежной или иных формах выступают:

  • регулярные и единовременные поступления от учредителей (участников, членов);
  • добровольные имущественные взносы и пожертвования;
  • выручка от реализации товаров, работ, услуг;
  • дивиденды (доходы, проценты), получаемые по акциям, облигациям, другим ценным бумагам и вкладам;
  • доходы, получаемые от собственности некоммерческой организации; другие не запрещенные законом поступления.

Важно подчеркнуть, что полученная некоммерческой организацией прибыль не подлежит распределению между участниками (членами) некоммерческой организации.

Весьма сходным образом урегулированы вопросы собственности в Федеральном законе «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 7 июля 1995 г., которые мы тоже относим к некоммерческим организациям. Следует подчеркнуть, что Федеральный закон «Об общественных объединениях» от 19 мая 1995 г. (в редакции Федерального закона от 17 мая 1997 г.) регламентирует вопросы собственности этого вида некоммерческих организаций несколько иначе.

Так, общественное объединение, являющееся юридическим лицом, может иметь в собственности земельные участки, здания, строения, сооружения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, акции, другие ценные бумаги и иное имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности этого общественного объединения, указанной в его уставе.

Помимо этого, и что является весьма существенным, в собственности общественного объединения могут также находиться учреждения, издательства, средства массовой информации, создаваемые и приобретаемые за счет средств данного общественного объединения в соответствии с его уставными целями.

Еще более специфичным в области регулирования прав собственности юридических лиц является, с нашей точки зрения, законодательство о профсоюзах, которое стоит, пожалуй, особняком от всех вышеперечисленных нормативных юридических актов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций. В частности, Федеральным законом «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 12 декабря 1996 г. профсоюзам предоставлено право учреждать банки, фонды солидарности, страховые, культурно-просветительные фонды, фонды обучения и подготовки кадров, а также другие фонды, соответствующие уставным целям профсоюзов. Из этого следует, что профсоюзы, например, могут быть собственниками финансово-кредитных учреждений, являющихся чисто коммерческими организациями, создаваемыми исключительно для получения прибыли. Мы, в принципе, совершенно не против предоставления профсоюзам таких правомочий, однако это требует определенного осмысления роли профсоюзов в нашем обществе с точки зрения формирования единой правовой доктрины собственности некоммерческих организаций.

В нынешних условиях, в случае возникновения отношений между работодателем и работником государство остается по прежнему главным организатором договорного процесса. Особая место в надлежащем урегулировании этого вопроса принадлежит, бесспорно, профсоюзам. Как известно, статья 7 Конституции Российской Федерации провозглашает, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, провозглашается охрана труда и здоровья людей, гарантируется минимальный уровень оплаты труда, поддержка семьи, развитие социальных служб.

В то же время, служение правам человека составляет конечное и самое важное назначение социального государства. Прежде всего, это проявляется в охране собственности, которая составляет фундамент самообеспечения жизненными благами. Государство создает мощную поощрительную систему для увеличения числа собственников и роста их богатства, в том числе, и с помощью профсоюзов.

Отказ от централизованного управления трудом, присущего административно-командной системе, приводит к созданию двухъярусного регулирования труда: централизованного и локального. Успешное функционирование этого процесса во многом зависит от сбалансированной отрегулированности имущественных прав и привилегий профсоюзов. Не случайно, Конституция Российской Федерации, как мы уже отмечали, признавая право граждан на объединение, специально выделяет право на создание профсоюзов и на их свободную деятельность по защите интересов работников. Деятельность профсоюзов играет конструктивную роль в утверждении социально ориентированной экономики, соблюдении прав человека. Деятельность профсоюзов уже поэтому может быть направлена на укоренение в создании наемного работника уважения к собственности не только своей, но и собственности других.

Поэтому проблему собственности профсоюзов как некоммерческих организаций необходимо, по нашему мнению, рассматривать и с этих позиций. Особое место в ряду некоммерческих организаций занимают коллегии адвокатов. Для нас, адвокатов, проблемы собственности российской адвокатуры являются сегодня особенно актуальными. Действующее законодательство об адвокатуре (Положение об адвокатуре РСФСР) напрямую не относит коллегии адвокатов к некоммерческим организациям. Скажем, ст.3 названного Положения устанавливает, что «Коллегии адвокатов являются добровольными объединениями лиц, занимающихся адвокатской деятельностью».

Тем не менее, коллегии адвокатов по своей юридической сути являются некоммерческими организациями и вопросы собственности указанных некоммерческих структур подлежат, по нашему мнению, регулированию применительно к этой категории юридических лиц.

Если скрупулезно изучить все нормативные акты, прямо или косвенно относящиеся к вопросам правового регулирования вопросов собственности коллегий адвокатов, можно сделать один очень важный вывод о фактическом отсутствии такового. Уже упоминавшееся Положение об адвокатуре РСФСР эти вопросы никак не отражает. Нельзя же серьезно считать нормами указанного Положения, регулирующими право собственности коллегий адвокатов, статьи о средствах коллегий адвокатов и порядке их расходования.

Значительные пробелы в правовом регулировании вопросов собственности коллегий адвокатов привели в определенной степени к появлению на свет всевозможных проектов законодательных актов об адвокатуре России. И хотя авторы многочисленных проектов, включая и думских законотворцев (речь, естественно, идет о некоторых депутатах Государственной Думы второго созыва), обусловливают необходимость принятия нового закона об адвокатуре декларированием лозунга типа «чтобы адвокатуре жилось лучше», на самом деле сводят все к крылатой фразе булгаковского Шарикова «Все отобрать и поделить на всех!». Иначе чем объяснить абсолютно нерешаемое как с точки зрения действующего законодательства, так и точки зрения здравого смысла предложение некоторых уже бывших депутатов Государственной Думы (мы охарактеризовали бы это как «законотворческий зуд») о схеме слияния коллегий адвокатов, действующих в субъектах Российской Федерации, в течение года с момента принятия нового закона об адвокатуре. Об этом мы уже подробно писали (см. «Известия», 29 мая 1999 г.). Тем не менее, следует подчеркнуть, что в течение семи лет коллегии адвокатов в различных субъектах Российской Федерации накапливали свою собственность, имущественную и клиентскую базу, создавали и укрепляли имя, репутацию, доверие клиентов, без чего адвокаты не могут рассчитывать на успешную работу. Вдруг нам говорят: «Все, теперь будете объединяться». Как объединяться? Что станет с собственностью коллегий, как будут регулироваться другие не менее важные вопросы деятельности коллегий? Понятно, что если такое объединение «по-шариковски», бездумно навязанное адвокатам, произойдет, им будет совсем не до клиентов — они в течение года будут вынуждены разбираться между собой, чтобы понять, каким образом исполнить предписания закона, особенно при урегулировании проблем собственности. Простыми «разборками», как нам представляется, здесь не обойтись; все может кончиться и стрельбой. Кому все это принесет пользу, не ясно. Ситуация в этом вопросе тем более фантастическая, что описанная концепция закона поддерживается некоторыми нашими коллегами-адвокатами как в Государственной Думе, так и вне ее. Такая тяга к профессиональному самоубийству представляется явно нездоровой.

Что же делать? Поскольку, как мы уже отмечали ранее, практически вопросы собственности коллегий адвокатов действующим законодательством не урегулированы или урегулированы лишь на уровне общих правовых деклараций и предписаний, бесспорно, что в такой ситуации новый закон об адвокатуре в Российской Федерации просто необходим, и мы, в принципе, поддерживаем идею его принятия. Однако требуется взвешенная и тщательно отработанная концепция этого закона, как с точки зрения ее содержания, так и с точки зрения юридической техники. В этой концепции одно из доминирующих мест должны занять, как нам представляется, вопросы собственности субъектов адвокатской деятельности.

Сторонники и противники принятия нового закона об адвокатуре Российской Федерации склонны считать, и мы поддерживаем эту точку зрения, что субъектами адвокатской деятельности могут выступать коллегии адвокатов, адвокатские бюро и адвокатские кабинеты. Таким образом, применительно к адвокатуре в Российской Федерации субъектами прав собственности этого самоуправляемого профессионального сообщества адвокатов будут являться эти структурные единицы. Думается, что коллегии адвокатов, адвокатские бюро, адвокатские кабинеты могут иметь в собственности земельные участки, здания, сооружения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, денежные средства в рублях и иностранной валюте и иное имущество, необходимое для материального обеспечения своей уставной деятельности.

Имущество, приобретенное коллегией адвокатов, адвокатским бюро, адвокатским кабинетом в процессе их профессиональной деятельности, переданное им в дар или приобретенное ими на других законных основаниях, должно принадлежать коллегии адвокатов, адвокатскому бюро, адвокатскому кабинету на праве собственности. Представляется, что адвокаты не могут иметь права собственности и иные вещные или обязательственные права на имущество указанных структурных единиц российской адвокатуры.

По нашему мнению, указанные проблемы должны быть отражены в разрабатываемом сегодня новом законодательстве об адвокатуре.

Мы не ставили целью коснуться сегодня всех аспектов прав собственности некоммерческих организаций. В то же время, мы попытались сфокусировать внимание читателей на некоторых вопросах правового регулирования вопросов собственности некоммерческих организаций, представляющих, по нашему мнению, определенную актуальность.

_____

* Маттеи У., Суханов Е. М.: Юристь, 1999. — 384 с.

* История первобытного общества. Эпоха первобытной родовой общины. с. 350

* Вейнберг И. П. Человек в культуре древнего Ближнего Востока. М., Наука, 1986. с. 76.

* Вернадский Г. Киевская Русь. с. 150.

* Вочи П. Очерк истории римского наследственного права с древнейших времен до эпохи Северов// Современные исследования римского права: Реферативный сборник/ под ред. B. C. Нерсесянца и др. М;

* Инион АН СССР, 1987. с. 123.

* Аристотель. Соч. Т. 4 с. 381-382

* 903 ГГУ

* Сакаэ Вагацума, Тору Ариидзуми. Гражданское право Японии: D 2 кн. Книга первая. М.: Прогресс, 1983. с.163.

Источник: Журнал «Юрист» № 4, 2000 г.; Журнал «Адвокатская практика» № 1, 2000 г.

Любое использование материалов допускается только при наличии ссылки на источник.