EnRu

+7 (495) 974-73-10

Андрей Шугаев - "Эху Москвы" о покушении на Анатолия Чубайса

Рубрика: Ретроспектива
28 ИЮЛЯ 2006 "ЭХО МОСКВЫ"
ИНТЕРВЬЮ

Время выхода в эфир: 28 ИЮЛЯ 2006, 13:08


А.ПЛЮЩЕВ – В эфире Александр Плющев и Александр Климов. Здравствуйте, Александр Владимирович! 

А.КЛИМОВ – Здравствуйте, Александр Владимирович. 

А.ПЛЮЩЕВ – У нас в гостях Андрей Шугаев – адвокат и представитель интересов Анатолия Чубайса на судебном процессе, который посвящен покушению на Анатолия Чубайса. Андрей Алексеевич, добрый день! 

А.ШУГАЕВ – Здравствуйте! 

А.КЛИМОВ – На судебном процессе, который, судя по всему, обещает быть долгим.

А.ПЛЮЩЕВ – Мы сейчас будем говорить и о самом судебном процессе, и о разных хитросплетениях и перипетиях. Кстати, между тем, у нас процесс-то закрытый. 

А.ШУГАЕВ – Да, процесс закрыт. По решению суда. Вынесено постановление. 

А.ПЛЮЩЕВ – Но, тем не менее, мы можем, наверно, найти какие-то аспекты, которые уже опубликованы, и говорить о них. 

А.ШУГАЕВ – Дело в том, что и в Интернете, и в иных средствах информации очень много материалов, посвященных процессу. Мы изначально договаривались о неком обете молчания, но это было нарушено стороной защиты подсудимых. Скажем, я беру интернетовское издание, которые называется «На контрол.ру»(?), и здесь полностью текст ходатайства Квачкова, который был заявлен суду о прекращении уголовного дела. Поэтому я буду оперировать теми открытыми материалами, которые уже опубликованы в прессе, понимая, что суд все-таки закрытый. Буду давать, естественно, свой комментарий, с учетом того, что я изучал уголовное дело и  присутствовал на всех заседаниях суда. 

А.ПЛЮЩЕВ – А у нас родилась следующая мысль: мы решили продолжить утреннюю тему. Сегодня разбирались, кто террорист, кто не террорист и как-то 

А.КЛИМОВ – О критериях мы еще поговорим. 

А.ПЛЮЩЕВ – Не пришли к единому мнению. Причем, я так понимаю, мы уже вторую неделю пытаемся выяснить… 

А.КЛИМОВ – Совершенно верно. Мы просто в данном конкретном случае, случае с Квачковым попытаемся с вашей помощью выяснить, кто он – террорист или кто. 

А.ПЛЮЩЕВ – Да, наверно. Но будет это несколько попозже, ближе к концу нашей программы. Пока мы пытаемся выяснить, что же там произошло на процессе с обвиняемыми. Они подали, точнее Квачков один подал прошение о том, чтобы его… 

 
А.ШУГАЕВ – Прекратили дело за отсутствием состава и события преступления. 

А.КЛИМОВ – А что было на самом деле тогда? 

А.ПЛЮЩЕВ – Да, чем они мотивировали? 

А.ШУГАЕВ – Мотивировки приведены в ходатайстве. Я не буду его сейчас зачитывать. Хочу лишь сказать об одном: во-первых, покушение на убийство было не только в отношении Анатолия Борисовича, но и в отношении также иных лиц. Это лица, которые следовали с Анатолием Борисовичем в автомобиле. Это охранники, которые были обстреляны. Поэтому здесь круг лиц, на которых было совершено покушение, значительно расширен. Во-вторых, я бы хотел развеять несколько мифов. Миф номер один — о том, что это есть инсценировка преступления. Уважаемые коллеги… 

А.ПЛЮЩЕВ – Ничего себе! 

А.КЛИМОВ – Откуда этот миф возник? 

А.ШУГАЕВ – Он тиражируется, во-первых, самим Квачковым, и заявлено об этом в его же ходатайстве. И до этого заявлялось неоднократно. Он еще в прошлом году, в октябре в интервью газете «Завтра» говорил о том, что это – инсценировка с его позиций. 

А.ПЛЮЩЕВ – Подождите, я  просто хочу уточнить, чтобы понимать, о чем идет речь. Инсценировка – это он участвовал в инсценировке, или была инсценировка, в которой он не участвовал? 

А.ШУГАЕВ – Нет, он говорит, что некие лица, которые возникли неизвестно откуда, они решили произвести эту инсценировку. 

А.КЛИМОВ – Ну да, а дырки в салоне, которые нам показывали – это тоже инсценировка что ли ??? 

А.ШУГАЕВ – Во-вторых, смотрите, ничего себе инсценировка. Закладывается от 11 до 20 килограммов тротила. Причем взрывное устройство, которое применялось при покушении на Анатолия Борисовича, начиняется поражающими элементами. То есть, проще говоря, в народе говоря — шрапнелью. И вот представим себе, если бы случайно… Просто случай спас Анатолия Борисовича от гибели, поскольку машина, в которой он следовал, немного отклонилась от курса, который предполагали террористы: она пошла влево, на обгон, и в связи с этим взрыв был несколько смикширован. А иначе бы машину просто разнесло в клочья! Смотрите, ведь не только машина Анатолия Борисовича, притом, что она ушла влево, была посещена взрывами от шрапнели и так далее. Ведь пострадала впереди идущая машина, которой управлял водитель Вербицкий –это потерпевший по делу. Взрывной волной выбило все стекла в машине. Машина буквально подпрыгнула от взрыва. Я имею в виду машину, в который сидел Анатолий Борисович. Это к слову о том, что это была инсценировка. Представим себе, что водитель Дорожкин, который управлял машиной, не справился бы с управлением, растерялся – многотонный броневик выходит на встречную полосу движения и, скажем, врезается в автобус, идущий навстречу, где находятся люди. Что бы произошло? Колоссальное количество жертв!!! 

А.КЛИМОВ – Я вас перебиваю. Квачков – профессионал. Взрывник. А если все это на самом деле вот так вот именно и  было спланировано, чтобы это была инсценировка? 

А.ШУГАЕВ – Отвечаю на ваш вопрос. Да, существует тезис, что Квачков, Яшин, Найденов – это профессионалы высшего ранга. И вот существует уже сейчас четкое мнение, если они взялись за то, чтобы грохнуть – они бы грохнули по полной программе. Но смотрите, Квачков, Найденов и Яшин в качестве, будем так говорить, специалистов по данным взрывам и вообще по взрывному делу, уже примерно 15 лет в этом качестве не позиционируют себя. Квачков последние 10 лет занимался научной работой. И навыки у них конечно… 

А.КЛИМОВ – Но он тоже не историю КПСС-то писал. 

А.ШУГАЕВ – Понятно, но это не связано с практической деятельностью. В том числе это касается Найденова и Яшина, которые уже 15 лет ни в органах, ни в спецназе. Они занимаются неизвестно чем и не имеют определенного места жительства. Я считаю, что навыки у них уже не те, и квалификация уже не та, и поэтому этим можно объяснить, что часть взрывного устройства, часть тротила не взорвалась, а просто сгорела. Поэтому взрыв, на который рассчитывали преступники, получился не таким мощным, на который они надеялись. 

А.КЛИМОВ – Андрей Алексеевич, вы взрывник? 

А.ШУГАЕВ – Я не взрывник, но по роду своей еще прежней деятельности, когда я работал в органах прокуратуры, я занимался, в том числе, вопросами, связанными со взрывными устройствами. 

А.КЛИМОВ – То есть вы в данном случае говорите как эксперт? 

А.ШУГАЕВ – И как эксперт… Но, во-первых, по делу проведена масса экспертиз взрывотехнических и иных технических, которые подтверждают то, что это было реальное взрывное устройство, начиненное поражающими элементами и радиус его взрыва, между прочим, составлял около 100 метров. И поражение этими элементами составляло около 100 метров. Баротравма, ну грубо говоря, взрывной волной могло причинить смертельные повреждения гражданам в радиусе 30 метров. О какой инсценировке… это кощунственно на мой взгляд! 

А.КЛИМОВ – Чтобы окончательно не перегрузить наших радиослушателей одной точкой зрения, точкой зрения человека, который представляет интересы Чубайса…

А.ПЛЮЩЕВ – Мы решили спросить у Вас. Вот наверно многие из вас сегодня принимали участие в утренней дискуссии или слышали о ней. 

Яндекс.ДиректМКА «Жорин и партнеры»Коллегия адвокатов «Жорин и партнеры». Высокая кухня юриспруденцииУзнать большеzhorin.comСкрыть рекламу:Не интересуюсь этой темойТовар куплен или услуга найденаНарушает закон или спамМешает просмотру контента
Спасибо, объявление скрыто.
А.КЛИМОВ – Если нет, то я там результаты некоторые объявлял, если хотите, могу еще раз объявить. 

А.ПЛЮЩЕВ – На  ваш взгляд, по вашим ощущениям, Владимир Квачков террорист или нет? Мы предлагаем проголосовать. Всего–то нужно набрать номер телефона, там ничего не нужно говорить, достаточно просто его набрать и услышать, что ваш голос принят. Если вы считаете, что Владимир Квачков террорист, то вы звоните 9805948. Если вы считаете, что он не террорист, все что угодно, может быть там борец за свободу или преступник, или кто угодно, но не террорист, то вы звоните 9805949. Итак, если террорист – 9805948, не террорист – 9805949. Голосование у нас началось и идет весьма бурно. Спасибо всем, кто участвует. 

А.КЛИМОВ – И я вам скажу, такие… нет-нет…аа… я уже почти не поверил… нет-нет…во сейчас более-менее верю… 

А.ПЛЮЩЕВ –Как вы думаете, вот это обращение, которые было… 

А.ШУГАЕВ – Это не обращение. Это ходатайство о прекращении уголовного дела, оно поддержано, кстати, и Найденовым, и Яшиным, и всеми защитниками подсудимых. Они, кстати уже в статусе подсудимых. 

А.КЛИМОВ – Судебные перспективы именно этого обращения? 

А.ПЛЮЩЕВ – Ходатайства 

А.ШУГАЕВ – Судебные перспективы … Оно обязано быть рассмотрено судьей в установленном порядке, но мы никак его не можем рассмотреть, потому что адвокаты подсудимых один за одним почему-то заболевают, и мы все время откладываем. Мы это ходатайство уже месяц почти не можем рассмотреть. 

А.ПЛЮЩЕВ – Считаете ли вы, что сторона подсудимых затягивает дело? 

А.ШУГАЕВ – На мой взгляд – да. Есть определенные элементы затяжки. Причем ведь  Яшин, один из подсудимых, отказался от услуг одного из адвокатов, и когда судья его спросил: «а дальше вы что хотели бы еще одного пригласить?», Яшин высказался примерно так: «посмотрим, дальше что будет». Мой прогноз таков, что он, конечно, пригласит еще одного адвоката. А это значит, что суд будет обязан предоставить новому защитнику время для того, чтобы ознакомится с материалами дела. 

А.ПЛЮЩЕВ – Зачем стороне защиты подсудимых эти затягивания? 
А.ШУГАЕВ – Это хороший вопрос. И, кстати говоря, он связан еще со вторым мифом. Знаете, я слышал и по радио, и в некоторых СМИ такую расхожую мысль: «слушайте ну какое же это преступление — трупов-то нет?! Никого же не убили!». Но, во-первых, еще раз подчеркиваю, что совершено особо тяжкое преступление, цель которого — убийство Анатолия Борисовича Чубайса и иных лиц. Кроме того, несколько лет тому назад подсудимый Найденов совершил еще одно преступление, которое было ему инкриминировано, и за которое он частично получил наказание. 

А.КЛИМОВ — Мы об этом ничего не знаем. В этом пусть судьи разбираются. 

А.ПЛЮЩЕВ — Секунду-секунду, я просто прерву вас не по делу. Извините. Просто по процедуре. У нас закончилось голосование, и мы скажем его результаты чуть позже. Просто для того, чтобы люди не звонили зря. Я прошу прощения, что прервал вас. 

А.КЛИМОВ – Просто за эти несчастные 2 минуты нам позвонили более 1000 человек. Для этого времени суток это очень даже неплохо. 

А.ШУГАЕВ – Да-да. Я все-таки хочу себе позволить закончить мысль. Смотрите, ведь Найденов обвинялся в покушении на убийство некого гражданина Дунаева. Кстати говоря, покушение на убийство было совершено общественно опасным способом с применением взрывного устройства, в результате которого потерпевшему Дунаеву оторвало обе ноги, и через некоторое время он умер. Поэтому говорить о том, что по этому делу не фигурирует кровь… К сожалению, можно констатировать, что она в этом деле имеется. 

А.ПЛЮЩЕВ – А уже было наказание за то преступление? 

А.ШУГАЕВ – В этой части Найденов не был привлечен к уголовной ответственности, поскольку суд посчитал его вину недоказанной. Здесь я, к сожалению, не  могу дальше распространяться, поскольку это уже тайна следствия. Но на суде мы потом об этом все услышим. 

А.КЛИМОВ – Хорошо. Мы с Александром Владимировичем решили наших слушателей подключить. 

А.ПЛЮЩЕВ – Подожди, а результаты голосования? 

А.КЛИМОВ – Нет, давай чуть попозже. Сначала давай телефоны, и как мы их разделяем. 
 
А.ПЛЮЩЕВ – Ну хорошо, давай. 

А.КЛИМОВ – Чтобы люди уже говорили и задавали свои вопросы. У нас 2 телефонные линии. Одну из них мы отдаем тем, кто своими симпатиями на стороне Чубайса, вторая телефонная линия – тем, кто на стороне Квачкова. 

А.ПЛЮЩЕВ – Если на стороне Чубайса — номер 7839025, если на стороне Квачкова – 7839026. Ваши вопросы Андрею Шугаеву, адвокату Анатолия Чубайса. 

А.КЛИМОВ – Андрей Александрович, надевайте наушники, потому что вы только так сможете услышать вопросы наших слушателей. А мы вот как раз сейчас и объявим результаты голосования. 

А.ПЛЮЩЕВ – И заодно спросим у Андрея Шугаева, как он считает. 

А.КЛИМОВ – Как он прокомментирует такие результаты. 

А.ПЛЮЩЕВ – Вот 41 процент наших радиослушателей, позвонивших за 2 минуты, считает, что Владимир Квачков является террористом. И 59 процентов — большинство, хотя и не подавляющее, полагает, что Владимир Квачков не террорист. 

А.КЛИМОВ – С учетом аудитории «Эхо Москвы» как бы вы прокомментировали? Почти 50 на 50. Плюс-минус 10 процентов, по-моему, не показательно в данном вопросе. 

А.ШУГАЕВ — Я думаю, что проценты в пользу того, что Квачков не террорист появились в связи с тем, что люди не достаточно хорошо осведомленны о данном преступлении. 

А.КЛИМОВ – А процесс-то закрытый! 

А.ШУГАЕВ – Он закрытый, но мы пока слышим только одни комментарии со стороны защиты подсудимых и сами подсудимых. 

А.КЛИМОВ – А что вы здесь делаете? 

А.ШУГАЕВ – Сейчас я пытаюсь людям рассказать в рамках того, что мне позволено и разрешено о том, какое чудовищное преступление на самом деле было совершено 17 марта 2005 года на Минском шоссе. Еще раз подчеркиваю, что объектом посягательства был не только Анатолий Борисович, жизнь которого хотели просто взять, забрать. А объектом преступного посягательства, проще говоря, покушением на убийство были также и  иные лица. И поэтому здесь не приходится говорить, что были какие-то инсценировки и прочая-прочая-прочая. 

 
А.ПЛЮЩЕВ – Андрей Алексеевич, а ведь суд не обвиняет Квачкова в терроризме или обвиняет? Есть среди этих обвинений… 

А.ШУГАЕВ – Суд пока только преступил к рассмотрению дела, он пока не высказывает никаких… 

А.КЛИМОВ – Секунду, обвинение по конкретной статье. 

А.ШУГАЕВ – Есть обвинительное заключение, в котором Квачков, Найденов и Яшин обвиняются в покушении на государственного или общественного деятеля, коим является Анатолий Борисович. 

А.КЛИМОВ – Но ведь это совсем не то дело, как покушение на г-па Дунаева, при всем моем сочувствии к нему. 

А.ШУГАЕВ — Бесспорно-бесспорно. Но это специальный состав, он предусмотрен статьей 277-ой Уголовного Кодекса, квалифицируется как покушение на жизнь общественного или государственного деятеля. Но поскольку преступление было направлено также и против иных лиц, поэтому мы можем здесь говорить, что был теракт в отношении государственного и общественного деятеля и теракт в отношении иных лиц. 

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо, тогда радиослушатели наши. Те, кто сочувствует Анатолию Чубайсу — 7839025. 

А.КЛИМОВ – Даже не сочувствуют – симпатизируют. 

А.ПЛЮЩЕВ – 7839026 – те, кто симпатизируют Владимиру Квачкову. Сначала те, кто симпатизируют Квачкову. Алло… 

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Вот я слушаю этого адвоката и у меня такой вопрос. Я понимаю, что люди – профессионалы, если бы они хотели убрать Анатолия Борисовича, они бы убрали. А здесь попугали, если только это они попугали. 

А.ПЛЮЩЕВ – Ну уже была эта тема затронута, мы уже говорили. 

А.ШУГАЕВ – Да нет! Когда закладывают почти 20 килограммов тротила, речь не может идти о том, что хотели попугать. Если хотели бы попугать, заложили бы 5 граммов, хлопнули бы и все! А тут – простите, серьезное преступление! И я считаю такие комментарии абсолютно безответственными. 

А.КЛИМОВ – Сочувствующие Чубайсу, алло… Здравствуйте! Представьтесь! Вы откуда? 

 
СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте. Андрей из Москвы. Скажите, пожалуйста, почему так долго идет следствие? Ведь все же ясно: и 20 килограммов тротила, и свидетели, почему ж так долго суд идет? 

А.ПЛЮЩЕВ – Ясно, спасибо. 

А.ШУГАЕВ – Во-первых, следствие уже давно закончено, и дело уже с марта месяца находится в суде. Почему оно так долго не рассматривается в суде, в том числе, я считаю, одна из причин, то, что сторона защиты подсудимых взяла тактику затягивания судебного процесса. Зачем они это делают – мотивы нам пока не ясны, по это совершенно четко прослеживается. 

А.ПЛЮЩЕВ – Понятно. Так еще один вопрос от сторонников Квачкова. Алло… 

А.ШУГАЕВ – Сейчас ругать меня будут. 

А.КЛИМОВ – А вы держитесь. 

А.ПЛЮЩЕВ – Вы за тем здесь и есть. 

А.КЛИМОВ – Чтобы удар держать. 

А.ПЛЮЩЕВ – Как-то сторонника Квачкова, пока их нету. 

А.КЛИМОВ – Ребята, вы так голосовали дружно и такая в эфире неактивность! 

А.ПЛЮЩЕВ – Алло. Здравствуйте! 

СЛУШАТЕЛЬ – Максим из Москвы. Ну, во-первых, я хочу сказать, что мнение половины населения… 

А.КЛИМОВ – Давайте не будем за население, давайте от себя. 

СЛУШАТЕЛЬ – Нет, ну почему? 

А.КЛИМОВ – Я сейчас выведу вас из эфира. 

СЛУШАТЕЛЬ – Это преступник! 

А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо, у меня тогда вопрос – его нужно убить из автомата? Или там взорвать? У вас вопрос есть? Нет, к сожалению, у сторонников Квачкова вопросов нет. 

 
А.ПЛЮЩЕВ – Алло! Добрый день! 

СЛУШАТЕЛЬ – Меня зовут Юрий. Моя позиция, конечно, двоякая. Все слышали, вот здесь с одной стороны выступает г-н адвокат Анатолия Чубайса и прокуратура. 

А.КЛИМОВ – У вас 20 секунд на вопрос. 

СЛУШАТЕЛЬ – Так вопрос-то простой: верите ли вы той прокуратуре, которая вела дела Бахминой, Ходорковского, Беслана? 

А.ШУГАЕВ – Отвечаю на поставленный вопрос. Я не знакомился с делами Бахминой, Беслана и так далее. Но я просмотрел и изучил все материалы уголовного дела о покушении на Анатолия Борисовича и могу ответственно заявить, что следствие, проведенное, кстати, достаточно квалифицированно добыло достаточно доказательств для того, чтобы считать Квачкова, Найденова и Яшина причастными к данному особо тяжкому преступлению. 

А.КЛИМОВ – Итак, Андрей Шугаев – адвокат, юрист, представляющий интересы Анатолия Чубайса в суде. Александр, последние слова. 

А.ПЛЮЩЕВ – Я напомню результаты нашего опроса, нашего «Рикошета»: 1019 человек нам позвонили за 2 минуты. 41 процент наших слушателей считают, что Владимир Квачков — это террорист, и 59 процентов его таковым не считают. Спасибо всем, кто принял участие в нашем опросе, спасибо нашему гостю.