EnRu

+7 (495) 974-73-10

В предлагаемой вниманию читателей статье проводится анализ взглядов правоведов на объективные потребности развития правового регулирования международной жизни, оцениваются перспективы и новые формы такого регулирования, а также юридические инструменты, которые используются государствами для защиты своих национальных интересов в случаях посягательства на них со стороны других игроков – государств и их объединений.
Автор отмечает, что политическое, экономическое и правовое развитие системы международных отношений в последние десятилетия оказалось в устойчивой зависимости от объединительных процессов в рамках всего миропорядка, которые принято называть глобализацией.  При этом, объективные предпосылки для гармоничного объединения и учета интересов всех стран в рамках намеченного процесса зачастую отсутствуют, а основными двигателями глобализационных усилий являются те субъекты международных отношений – государства, общественные организации, отдельные личности, которые получают от этих процессов наибольшую выгоду.
 
В результате на смену привычным и показавшим свою эффективность международно-правовым формам и договорным отношениям приходят идеи
«мирового права», «наднационального права», имеющие в своей основе стремление провести «денационализацию» права, подчинив правовые системы отдельных суверенных государств воле международных институтов. Деятельность таких институтов, созданных во множестве в послевоенное время, носит все более административный характер, особенно когда им придаются властные, надзорные и тому подобные полномочия, а специфика национального правового порядка при этом игнорируется.
 
Отдельной проблемой в международном правовом развитии, как на уровне правовой доктрины, так и в плане практической деятельности международных административных и судебных органов, является стимулирование утраты самостоятельными государствами, так сказать, «национальной правовой идентичности» в пользу разного рода 
сетевых, суррогатных, лишенных какой-либо культурной специфики форм регулирования международных, прежде всего экономических, отношений.
 
Размывание привычных для развитых стран правовых норм, стандартов и правил накладывает отпечаток на общественное сознание, создавая объективные предпосылки для процветания правового нигилизма и отрицания гражданами необходимости следовать требованиям закона при одно-временной настойчивой пропаганде таких не вполне работающих принципов, как «верховенство закона», «соблюдение прав граждан», «демократические основы общественного устройства» и т. п. Утрата западными странами и их ближайшими союзниками представлений о необходимости со- хранения своеобразия и самостоятельности создававшихся веками правовых норм и институтов в пользу расширяющихся функций международных организаций и объединений, представляет собой, по мнению автора, историческое явление, характеризующее определенный этап развития мировой системы. Так же, как экономические и политические формы, право развивается циклично, неравномерно и не всегда логично с точки зрения исторического процесса. Возвращению права к своим традиционным, системным, понятным всем участникам общественных отношений основам нередко способствуют кризисы, подобные сегодняшнему. Когда к имеющимся вызовам и проблемам прибавляются объективные чрезвычайные обстоятельства, подобные вирусной атаке 2020 г., справиться сними оказывается под силу не аморфным сетевым инструментам или не   слишком справедливым и эффективным элементам «мирового правового порядка», а работающим государственным и правовым механизмам суверенных стран, способным обеспечить баланс правовых инструментов и административных рычагов управления в кризисных ситуациях.
МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ. В исследовании используются системный и формально-юридический методы, с помощью которых, наряду с теоретическими работами ведущих российских и зарубежных обществоведов, анализируется значительный массив нормативного материала, судебных актов и источников, связанных с деятельностью международных организаций. Это позволяет проследить общие тенденции развития внутреннего российского права и международно-правовых институтов, нормативных актов и соответствующих правовых доктрин, показать их взаимозависимость и схожесть некоторых направлений развития.
 
Отдельно в статье исследуется проблема конфликтного взаимодействия национальных (в частности, российской) правовых систем и международных судебных органов. Показана очевидная зависимость деятельности международных судебных органов, основанной на соответствующих международных соглашениях и конвенциях, от политической обстановки в мире. Делается вывод о целесообразности ревизии основных положений принятых в разное время международных актов, регламентирующих порядок формирования и работы  международных судебных органов, для обеспечения главенства российской конституции в случае конфликтов этих судебных решений с положениями российского основного закона.
Это позволяет проследить общие тенденции развития внутреннего российского права и международно-правовых институтов, нормативных актов и соответствующих правовых доктрин, показать их взаимозависимость и схожесть некоторых направлений развития. Отдельно в статье исследуется проблема конфликтного взаимодействия национальных (в частности, российской) правовых систем и международных судебных органов. Показана очевидная зависимость деятельности международных судебных органов, основанной на соответствующих международных соглашениях и конвенциях, от политической обстановки в мире. Делается вывод о целесообразности ревизии основных положений принятых в разное время международных актов, регламентирующих порядок формирования и работы международных судебных органов, для обеспечения главенства российской конституции в случае конфликтов этих судебных решений с положениями российского основного закона.
 
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ.
В статье предложены результаты анализа проблемы государственного суверенитета и национальной юрисдикции на фоне усилий ведущих западных стран обеспечить преимущества своих правовых и судебных систем в процессе международного, прежде всего экономического, взаимодействия. Представлены выводы относительно способов и форм конкуренции в сфере права, в ходе которой отдельные группы стран, сдерживая своих экономических соперников, навязывают такие способы регулирования экономической деятельности, которые обеспечивают преимущества одних экономик в ущерб другим. Одним из направлений подобной конкурентной практики автор считает широко развернутые антиоффшорные мероприятия, реализуемые по инициативе американской и работающих в ее фарватере международных налоговых организаций, которые активно используются для подрыва авторитета крупных российских компаний и создания условий для глобального преследования российских бизнесменов и государственных чиновников.
 
ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ. По итогам рассмотрения новых явлений в международно-правовой практике автор пришел к заключению о необходимости повышения эффективности правовых инструментов защиты российских национальных интересов, в том числе интересов частного российского бизнеса от разного рода злоупотреблений и дискриминационных действий, которые допускают иностранные правоохранительные и судебные органы. На примере американских доктрин «права длинной руки» и Allien Tоrts Statute показана практика применения принципа «экстерриториальной юрисдикции», активно используемого в американской судебной практике вопреки устоявшимся, закрепленным в соответствующих международных соглашениях принципам и правилам исполнения решений национальных судов. Сделан вывод о возрастающем влиянии социальной и политической обстановки на развитие международно-правовых институтов и механизмов регулирования общественных процессов. Отмечена необходимость объединения усилий юристов, представляющих разные правовые школы и традиции, для сохранения за правом, как национальным, так и международным, роли основного общественного регулятора.
 
Ключевые слова:
международное право, национальная правовая система, общественный регулятор, открытый миропорядок, национальная идентичность, наднациональное правовое регулирование, глобализация права, унификация правовых норм, центры силы, деофшоризация, суверенитет, экстерриториальность, юрисдикция